?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile
Даша Данилычева

Давно собиралась начать записывать наблюдения: во-первых, хочу проверить, интересны ли они будут при перечитывании, во-вторых, хочу посмотреть, насколько записи войдут в привычку и будут дисциплинировать в дальнейшем, например, при составлении списка дел на день.

1 comment or Leave a comment
Не хочу умалять туристическую ценность Зарайска, но честно скажу: можно съездить один раз в погожий летний денек, но не более. Хотя, с другой стороны, как подать: при наличии хорошего проводника можно влюбиться в любой населенный пункт и приезжать туда вновь и вновь.
Автовокзал находится в самом сердце города - рядом с прекрасно сохранившимся кремлем. Странно, - первая мысль - обычно автовокзалы расположены не в исторической части города. Выходишь на воздух, вспоминаешь картографическое изображение города в интернете и, озираясь вокруг, с трудом ориентируешься в зеленом массиве, именуемом городом.
Кстати, рекламный щит "На Руси есть три столицы: Москва, Зарайск и Луховицы", мы по дороге не обнаружили, хотя несколько лет назад он там точно был, рассказывали очевидцы.
Раз кремль был рядом, мы туда и направились. Был будний день, туристов почти не было. Каменные кремлевские стены сохранились целиком по всему периметру, кое-где только трещины. Крыши башен деревянные и почти все обветшали и светятся насквозь. Зачем-то их заменяют такими же деревянными, хотя ясно, что это полумера. На железо наверно нет денег... Кремль по площади очень мал, на территории - две церкви и еще пара жилых построек. Более ценная церковь, в которой находится икона Николы Зарайского, была закрыта. Вторая церковь, посовременнее (1904 г.) была открыта - внутри все росписи современные, но, что приятно глазу  - яркие. Мы с Сережей попали на отпевание: первый раз была на таком мероприятии - все проходило тихо, спокойно и без слез - старенькая бабушка умерла естественной смертью. Немного потоптавшись на бывшем кладбище, о чем мы узнали от кричавшего сверху мальчика, поскольку оно сровнено с землей и не имеет никаких опозновательных знаков, мы вышли из кремля и спустились к реке Осетр.
Купальщиков, кроме нас с Сережей, не было. Но было уже жарко, и хотелось остудиться. Река довольно живописная - с рукотворным водопадом по всей ширине.
Потом мы вернулись в город и занялись его изучением. Городских домов, двух-трехэтажных, как, например, в Михайлове или Скопине, мы почти не видели. Все маленькое и одноэтажное. Попадаются сгоревшие и просто брошенные дома. А дороги - широкие с асфальтовым покрытием - явный признак города. Машины ездят медленно и осторожно, всех пропускают. Как это странно выглядит после столичного движения! Повернув назад к центру, мы пошли по самой широкой улице, увидели единственного человека в костюме за весь день - он шел по направлению к городской администрации. Слева показалась церковь, на которой большими буквами было написано "Музей". Я рассчитывала увидеть там нуклеусы и фибулы - два предмета, которые есть в любом краеведческом музее. Но в этом не оказалось ни того, ни другого! Беспорядочное собрание предметов интерьера местных богачей позапрошлого века, в том числе картин из разных мест и времен, два макета, воспроизводящие защиту кремля и несколько чучел из местной фауны за стеклом - вот и весь музей.
Напротив музея горел Вечный огонь, у которого мы присели пообедать.
На водонапорную башню залезть не удалось - она была заколочена ржавыми кольями, а лестница внутри начиналась только на высоте человеческого роста. Сережа, правда, залез по лестнице на крышу одного из жилых домов, но на какую панораму можно было здесь рассчитывать?! Все жилье утопает в зелени деревьев! Кстати, сады при домах заросшие, неухоженные. Никому нет дела... И, скорее всего, они в лучшем случае общие.
Сходили еще к святому источнику. Спуск к нему очень культурно оформлен. Молодцы, нашли средства! Вода в источнике действительно имеет вкус, помимо металлического привкуса трубы, из которой она вытекает. Мне понравился ее вкус. Там же и купель была, но я не любитель такого экстрима. Сереже понравилось. А я долго не могла оторвать взгляд от многодетной православной семьи.
На городском сквере экскурсия по городу была исчерпана. Еще одна замеченная церковь оказалась недоступной, так как находится на территории какого-то потребительского кооператива и служит его нуждам.
Нога за ногу, мы опоздали на последний автобус в Москву. Поехали в Коломну.
Leave a comment

Сейчас, в век цифровой фотографии, при наличии почти у каждого цифрового фотоаппарата, компьютера и фотошопа, очень трудно чем-то удивить зрителя, но то и выделяет художника из массы, что он может удивить самого искушенного зрителя.

На выставке в Манеже приятно удивили фотографии Ральфа Гибсона: много интересных находок и в черно-белой и в цветной фотографии. И конечно здорово, когда фотография большого размера и при этом необыкновенной четкости и без «зерна». Раскрашенные дореволюционные фотографии это тоже очень необычно. Советские фотографии больше интересны старшему поколению, но некоторые из них по своей художественной ценности понравятся любому зрителю.
Вот тоже интересная штука: На дореволюционных фотографиях лица сильно отличаются от современных. Даже раскрашенные, то есть цветные. Почему? Да, много значит и... много меняет выражение лица, прическа, но не только. Эволюция! Вот что! Это признают все опрошенные. Действительно, внешность людей меняется.  Как же интересно будут выглядеть люди лет через сто?

Винзавод – само по себе стильное место. Заводская проходная с охранником и дворнягой на полу, граффити, запорожец, кузов которого покрыт искусственной травой… Порадовал искусством Георгий Пинхасов – в цехе белого. В цехе красного удивили некоторые работы Алекса Уэбба – с велосипедистом на мосту, с зеркалом в раме, с детьми на галечной равнине. Ранкин сильно испытывал нервы своих моделей на прочность: заставил обнаженную модель скрючиваться в грязной супермаркетовской коляске, другую - изображать удовольствие, в то время как по телу ползет змея…

«27 свадеб» - очередная вариация на тему мечты о мужчине, которая заканчивается свадьбой, впрочем, вполне удачная для завершения выходного дня. В кинотеатре смотреть необязательно.

3 comments or Leave a comment

У меня уже давно выработался рефлекс включения мозгов на работе и отключения их вне работы. Я привыкла к тому, что, если что-то дают, то в готовом виде - остается только взять и посмотреть. Спектакль "Носорог" застал врасплох. 

Как люди все-таки легковерны! Как легко могут поддаться влиянию! А всего-то нужна маленькая зацепка, искра, и люди готовы поверить в самое невероятное, бредить, совершать бредовые поступки. А если бред убедителен, то он может найти отражение в умах масс. А что скорее всего найдет отражение? То, что обещает упростить жизнь, даст возможность не напрягаться, хотя бы на время. И тогда может произойти страшная ошибка. Или, может быть, не ошибка, а наоборот что-то нужное обществу? 

Но все-таки коллективное заблуждение возникает неспроста. Безделье - главная тому причина. Когда человек занят делом и у него есть цели, он не будет отвлекаться на всякую чушь. Ему нет дела до общества, до чужих людей. 

Если каждый человек будет активно стремиться к собственному благополучию и максимум к благополучию своих близких, то у общества будет иммунитет к массовому заблуждению.

В спектакле капля бреда привела к массовому помешательству. Впервые видела, что актер на сцене вымазывается в жидкой грязи с ног до головы. Причем перед этим он прямо на сцене замешивает эту грязь. А в конце спектакля остается только один герой, не подцепивший вирус бреда - алкоголик! Вот так!

Еще мне запомнилась фраза "Счастье - эгоистично". Никогда не задумывалась, а ведь правда! Так же как и несчастье наверно...

Удивительно, но в этом спектакле было неважно, как играют актеры. Он не держался на актерской игре. Наоборот, казалось, для лучшего раскрытия темы никто не должен выделяться. 

А еще на всем протяжении спектакля не зазвучал ни один рингтон! Это поразительно и приятно!

 

1 comment or Leave a comment
 

Пангкор.

Автовокзал Куала-Лумпура напоминал большой муравейник. Наибольшую  активность создавали зазывалы автобусных компаний. Не прошло и двух часов, как мы оказались в комфортабельном автобусе с креслами, в которых можно было практически лежать. До Лумута путь был неблизкий. Вдоль дороги потянулись бесконечные плантации масличной пальмы, кое-где прерываемые жильем. В основном жилье в сельской местности – это дома на сваях, независимо от того, стоит ли дом в лесу, посреди поля или плантации или на берегу реки. Сваи делают из бамбука или из деревянных столбов или из бетона. Такая конструкция обеспечивает хорошую циркуляцию воздуха в помещении, спасает от излишней влаги и препятствует проникновению в дом опасных животных. Кроме того, под домом между сваями многие жители держат мелкий скот и домашнюю птицу.

К вечеру мы оказались в небольшом судопромышленном городке Лумут, перебрались на пароме на остров Пангкор, в основном населенный китайцами, а ближе к ночи наслаждались китайскими блюдами в одном из ресторанчиков под открытым небом. На ночь решили немного прогуляться по берегу Малаккского пролива. Небо было безоблачным и молодой месяц, напоминающий улыбку, так как он был повернут непривычной для нас стороной, светил ярко. Гуляя по самой кромке воды, мы заметили еще одну удивительную вещь: волной выбрасывало десятки странных мелких существ, светящихся ярко-голубым цветом. Мы так и не поняли, что это, но если описать их форму, то больше всего они напоминали значок вспышки от красных глаз на фотоаппарате.

В гостиничном номере на тумбочке лежал аккуратно сложенный коврик. Сначала мы не поняли его предназначения и постелили перед дверью, но вопрос сняла опись имущества, которая висела на двери. Это был молельный коврик. На потолке была наклеена стрелка, куда молиться. Такие стрелки были во всех  гостиницах Малайзии, в которых мы останавливались.

На Пангкор мы приехали в понедельник, поэтому мы оказались единственными постояльцами в гостинице. На Пангкор приезжают на выходные малазийцы, здесь часто устраивают корпоративные вечеринки. Завтрак готовили только для нас. Перекинувшись в пинг-понг после завтрака, мы перешли через дорогу в другую гостиницу – “Puteri Bayu”, где был бассейн, над головой пролетали птицы-носороги, а обезьяны лазили по крышам.

В гостинице было развешено много одинаковых флагов наряду с национальным. В других гостиницах, я вспомнила, было то же самое. Может быть, таким образом жители разных штатов подчеркивают свою автономию? Ведь каждый из 13 штатов федеративной конституционной монархии Малайзии имеет свою конституцию, флаг, столицу, законодательную ассамблею.

Ветви деревьев спускались прямо к воде, на них везде висели тарзанки, и теоретически во время прилива с них можно было прыгать прямо в воду.  Но этих развлечений не хватило на весь день, и мы решили изучить остров. На велосипедах. Поначалу холмистая дорога на солнцепеке показалась более или менее сносной. А когда стала серпантином уводить наверх под углами в 20 градусов, проезжавшие мимо на моторных транспортных средствах смотрели на нас с сочувствием.  Но впереди нас ждала награда в виде спусков под такими же углами. Внизу расположилось рыбацкое поселение. Почти все вывески магазинов содержали китайские иероглифы, а внутри стояли огромные мешки с разнообразной вяленой рыбой, она же была расфасована по пакетам. В одном магазине «фасовочный цех» был прямо за стенкой. На ужин в ресторанчике близ Coral Bay нам приготовили потрясающую рыбу в соусе чили.

На следующий день было решено исследовать местные джунгли. Для этого по заросшим тропинкам нужно было практически все время взбираться вверх. Мы не учли одного: лесных пиявок. Они норовили впиться через носки и штаны. Несмотря на это, мы пробирались все дальше, пока не уткнулись в завал. Но потом за несколько минут сбежали вниз – скорее отдирать кровососов. Во второй половине дня взяли напрокат каноэ и поплыли на остров, где, по словам прокатчика лодок, были кораллы. На кораллы там не было и намека, тем более, что вода в Андаманском море довольно мутная, зато очень много рыб.

Когда подошло к концу наше путешествие по Малайзии, мы оказались в новом громадном аэропорту КЛИА под уникальной крышей в виде бедуинских палаток – творении японского архитектора Киито Куровака. Сначала планировалось расширить старый аэропорт Султан Абдул Азиз Шэх, но это было бы дороже, чем построить новый. После прохождения формальностей мы оказались в просторном, но пустом зале. Где же магазины, недоуменно пожимали плечами мы. Поскольку смотреть было нечего и делать тоже, мы решили покататься по монорельсу. И монорельс примчал прямо в гущу магазинов! По-моему, мы даже не успели обойти их все. «Сингапурские авиалинии» доставили нас в Сингапур.

Leave a comment

Куала-Лумпур.

Кто в Кремле не бывал, тот Москвы не видал. То же самое можно сказать про Куала-Лумпур: его «визитной карточкой» являются Башни-близнецы Петронасы. Поэтому с утра пораньше мы отправились туда на экскурсию, но прежде, чем попасть на 41-этаж знаменитых башен, мы отправились покорять еще одну высоту – 421-метровую телебашню Менара.  Мощные бинокли позволили подробно рассмотреть жизнь города – кто-то внизу стрелял из лука, кто-то купался в бассейне на крыше одного из небоскребов.  В Куала-Лумпуре хватает небоскребов, но в отличие от Сингапура, они широко разбросаны по городу.  При этом в городе очень много зелени. А историю свою Куала-Лумпур (в переводе с малайского «грязное устье»), ведет с горняцкого поселка, основанного в 1858 году посреди болот, кишащих крокодилами.

Twin-towers или Petronas-towers построены из стали(!) в 1996 году и насчитывают 88 этажей.  Мостик на 41-этаже, по которому водят экскурсии, предназначен не для того, чтобы переходить из одной башни в другую, а для того, чтобы башни не «разъехались», то есть для устойчивости конструкции. Здание принадлежит государственной корпорации «Петролеум насионал» - «Петронас», созданной в 1974 году. Корпорация получила монопольное право на все виды деятельности, связанные с разведкой, добычей, переработкой и продажей нефти. С начала 90-х годов она стала партнером многих смешанных предприятий, в том числе малазийского автозавода, выпустившего первый отечественный автомобиль «Протон сага», купила сеть бензоколонок, построила нефтеперерабатывающие заводы, наладила добычу нефти и газа с морских платформ. Ночью потрясающе подсвечивается каждый этаж здания.

Океанариум «Аквариус» – удивительное место. Мы увидели множество аквариумов с рыбками и черепахами, емкостей с тарантулами, змеями и млекопитающими, застали процесс кормления наутилусов чем-то похожим на сало и покатались на конвейере в стеклянном аквариуме-тоннеле с проплывающими над головой скатами, муренами и акулами.

Поход в Индийский Квартал мы решили начать с Датаран Мердека или площади Независимости.  Независимость Малайской Федерации (от англичан) была провозглашена 31 августа 1957 года на стадионе «Мердека», а государство Малайзия образовалось только в сентябре 1963 года. До этого была Малайя. Здесь, на зеленой лужайке в 8 га, которая при англичанах служила полем для игры в крикет, встречают Новый год. Перед дворцом султана Абдул Самада проводятся военные парады. Раньше во дворце размещалось управление колониальной администрации Малайи, теперь Верховный суд. Дворец построен в конце 19 века в модном в те времена северо-африканском ложно-мавританском стиле - со стрельчатыми аркадами и крытыми галереями, опоясывающими здание.

Парк птиц встретил нас гордо шагающими по дорожкам павлинами, ни один из которых не пожелал расправить хвост. Птица-носорог, аргус, попугаи, цапли, райские птицы, пеликаны…   Всех, кого видели, и не упомнишь. Отдельное впечатление произвел утино-куриный инкубатор.

Парк бабочек такой маленький, что его трудно назвать парком. Скорее, это – садик, в котором повсюду летают разнообразные бабочки. 
  Садик очень симпатично оформлен, а растения здесь выращивают специальные для каждого вида бабочек.

Посетили еще одно интересное место – центр рукоделия. В отдельных деревянных домиках люди расписывали батики, причем желающие могли присоединиться, а один пожилой человек вырезал из различных пород дерева… носы.

В музее ислама в одном зале были выставлены макеты самых известных мечетей мира. Как минимум три из них находятся на территории Узбекистана.  Сразу захотелось там побывать. Странное дело: как получилось, что Малайзия стала мусульманской страной? Ее северные соседи исповедуют буддизм, в древние времена Шривиджая была мировым центром буддизма… Ислам проник в Юго-Восточную Азию вместе с арабскими и персидскими торговцами еще в 9-10 вв., но его распространение среди населения началось только в конце 13 века. Главными проводниками ислама стали индийские купцы-мусульмане, которые вели торговлю в Индонезии и Малайе. Правители прибрежных княжеств принимали ислам, чтобы привлечь мусульманское купечество в свои владения и заручиться его поддержкой и чтобы подчеркнуть свою самостоятельность по отношению к индуистским и буддистским державам – Маджапахиту, Сиаму, Мелаю. Влияние на ислам Малайи оказал буддизм махаяны и культ предков. Ислам здесь приспосабливался к традициям общества. Однако он нанес удар по архитектуре и скульптуре Малайи, уничтожив большинство храмов и статуй. Запрет ислама на изображение человека уничтожил традиции индо-малайской скульптуры.

По сравнению с другими мусульманскими странами женщины здесь пользовались и пользуются куда большими правами. Платки носят, но, как правило, светлые – однотонные или с рисунком, спереди сколотые брошкой.
  Такие платки продаются в магазинах и выставляются на манекенах. Однажды мы увидели, как девушка перед зеркалом тщательно прилаживала платок: сначала смочила волосы водой, затем туго повязала маленький кружевной платочек, чтобы челка не выбилась, а в завершение поверх повязала «нормальный» платок.

Leave a comment

Семпорна.

На развилке Семпорна-Тавау нам нужно было «сменить лошадей». Помощь пришла в виде пикапа Nissan с полным кузовом пальмовой рассады. Рюкзаки за неимением другого места навалили на себя сверху, зато ехали с кондиционером. Уже долго путешествуя по Малайзии, мы первый раз увидели человека, не говорящего по-английски. Это был водитель пикапа.

Вообще малайцы между собой общаются на малайском языке, но, учитывая, что они составляют только 45% от всего населения, проживающего в Малайзии, а остальное население – пришлое (в основном китайцы), английский язык является здесь «вещью первой необходимости» в качестве «связующего звена» между местными жителями. При этом китайцы и индусы сохраняют свой родной язык, культуру, образ жизни и национальные традиции.

Все местные жители отличаются дружелюбием и гостеприимством, желанием пообщаться с гостями страны, улыбаются открыто и естественно.

Водитель «ниссана» любезно довез нас прямо до нашего дайвинг-центра. Там, обговорив программу на ближайшие три дня, мы заодно примерили снаряжение. В ресторане, в котором мы ужинали, к нашему удивлению не было рыбы, но ее можно было купить на рынке и принести в c собой, чтобы ее приготовили. На входе в ресторан висело огромное объявление «We serve no pork». Потом я стала обращать внимание, что такие объявления встречаются в Малайзии повсеместно, также как и  “__________ is at your own risk”.

Здесь не едят свинину, но налажено производство «чистых» продуктов, пригодных для употребления мусульманами. Предусмотрена специальная сертификация по их соответствию предписаниям Корана: мясо, фармацевтические и косметические товары снабжаются специальной меткой “halal”.

В Семпорне мы попробовали традиционные малайские сатайчики из курицы – шашлычки в сладком соусе на деревянных палочках. Честно говоря, там они были не очень.

Вечером по пути в гостиницу, переступая через решетку сточной канавы, мы заметили странное шевеление под решеткой. Движущаяся материя оказалась крупным вараном.

Следующие три дня мы плавали по морю Сулавеси на острова. Море Сулавеси, на берегу которого стоит город Семпорна и море Сулу, на которое смотрит город Сандакан, разделяют маленькие острова, принадлежащие Филиппинам. Оба моря вливаются в Тихий океан.

Остров Мабул интересен своей морской фауной.  Кораллы на здешнем морском дне исключительно живые, самых разных форм и окрасок, тут же на мелководье лежат оранжевые морские звезды и прячутся ежи. Не очень-то приятно проплывать над ними в каких-то трех сантиметрах! На камнях кроме кораллов живут всякие удивительные подвижные организмы ярких окрасок – синих, желтых, красных. Они, словно бутоны цветка, распускаются, а потом вдруг резко захлопываются.

Времени было предостаточно, остров – большой, поэтому мы еще успели походить ногами. С одной стороны острова шикарная гостиница, с другой – большое сельское поселение и гостиницы попроще, зато на сваях, как дома местных жителей. Поселение представляет собой классический кампонг, где дома соединены легкими дощатыми дорожками над водой. Берег и морское дно усеяны хламом, потому что по традиции весь мусор выбрасывается прямо под окна – жильцы считают, что прилив унесет его в океан. Тут есть и школа, и маленькая мечеть, и магазины с кока-колой.

Новый день – новый остров. На этот раз – остров Сибуан. Остров можно обойти вокруг за полчаса. Море неинтересное: кроме огромных скоплений морских ежей там практически не на что смотреть. А вот на суше есть, на что посмотреть и о чем подумать. Там расположена военная база и небольшое поселение. 
 Небольшой огород и кокосовые пальмы.  Здесь нет ни школы, ни магазинов. Ветхие хижины в два кв.м. из пальмовых листьев на сваях, куча детишек, одетых в лохмотья, которые никогда не видели ни игрушек, ни книжек… Ракушки наверно единственное, что у них есть. С необъяснимой грустью и обидой смотрели они, как я перемещала найденные и собранные ракушки с одного места на другое. Также неодобрительно смотрели и взрослые – как будто я отнимаю у них кусок хлеба. И даже военные смотрели так. Голодными глазами дети смотрели на все немногочисленные предметы, которые у нас были или были на нас надеты. Женщины тоже были одеты в лохмотья. Их лица имели ненатуральный светло-желтый цвет – наверно это были маски от загара, сделанные из белоснежного песка. Может, это беглые филиппинцы здесь обосновались?

Третий остров - остров Сипадан 50 лет назад открыл для ныряльщиков знаменитый французский океанограф Жак Кусто. Очутившись в море, я не поверила своим глазам! Будто открыла шкатулку, полную драгоценных камней! Каких, оказывается, только не бывает коралловых рифов! Вишневые с розовыми кончиками, синие с голубыми кончиками, белые, зеленые; с толстыми, тонкими, длинными и короткими веточками! До всего этого на мелководье, коралл за кораллом, можно было достать рукой! А рыбки! Какое разнообразие! Как же богато разукрасила их природа! Какое разнообразие цветов, рисунков, форм, размеров! Голубые перламутровые, ярко-бирюзовые рыбы, оранжевые рыбы-попугаи, трехцветные занклы! Тут плавают стаи барракуд, здоровые акулы-молоты и другие крупные рыбы. А зеленые морские черепахи – это вообще нечто! Панцирь не меньше метра в диаметре! Вот уж мы на них покатались вдоволь! Кстати, черепахи здесь круглый год не живут, они приплывают к Сипадану для размножения.

Восхищение «драгоценными камнями» заставляло плыть все дальше… И вдруг все закончилось. Словно кто-то провел ровную черту, за которой начинается синяя бездна. Этот резкий обрыв называется дроп-стеной. Туда, на глубину 30-50 метров ныряют только профессионалы. Но и с поверхности эта грань впечатляет. И еще одна странная штука: в каком-то месте со звуком электрических разрядов будто сноп искр оранжевого цвета пронесся навстречу, в другом месте эти искры были уже фиолетового цвета. Как хамелеоны! Сам остров Сипадан очень ухожен, есть гостиница и много «ходячих» деревьев.  
В Семпорну мы вернулись, опьянев от впечатлений.

 

Leave a comment

Сандакан.

Следующая часть нашего путешествия посвящена более тесному контакту с джунглями. Мы полетели в Сандакан. Поселение в заливе Сандакан возникло, когда пришли англичане и создали компанию Британского Северного Борнео. Собственно ей принадлежал весь Сабах (до 1877 года территория современного Сабаха входила во владения султанов Брунея и Сулу). Компания наладила экспорт традиционных продуктов – птичьих гнезд, ротана, гуттаперчи, камфоры, слоновой кости. Сандакан еще известен тем, что в годы Второй Мировой войны в его окрестностях был сооружен один из крупнейших японских концлагерей.

Современный Сандакан не обещал нам интересных открытий, поэтому мы из аэропорта сразу направились в джунгли Сепилока. Там мы заселились в «Sepilok Jungle Resort» - популярную гостиницу с огромным цветущим садом, имитирующим настоящие джунгли.  Постояв в раздумьях о расписании на день у декоративного прудика, наводненного черепахами, мы поняли, что подходит время кормления орангутангов в «Orangutan Rehabilitation Centre» и помчались туда. Словами это не описать, это видеть нужно! Можно только добавить, что бананы достались не только орангутангам, но и примкнувшим к ним халявщикам – макакам.  Далее по расписанию у нас был массаж – специальное предложение «Sepilok Jungle Resort». Это словами тоже не описать, разве только словосочетанием «ооочень понравилось!». Мы выбрали комбинированный массаж головы, лица и ног – один из пятнадцати предлагаемых видов массажа. А когда стемнело, отправились в ночные джунгли «Orangutan Rehabilitation Centre» на поиски ночных зверушек. Видели светлячков, гусениц, пиявку, крабика, пауков, в том числе ядовитых, сову и долгопята.   Наш проводник был немного расстроен уловом.

На следующий день мы отправились сначала в зловонную пещеру Гаматонг, поражающую своей высотой. Низ пещеры населяют полчища гигантских тараканов, середину – летучие мыши, а вершину – ласточки. Дважды в год специалисты по ласточкам забираются наверх и собирают их гнезда, являющиеся дорогостоящим деликатесом в китайской кухне.

Дальше взяли путь на Сукау. Говорят, что в джунглях Малайзии можно встретить большеухих медведей, диких кошек, диких свиней, белых носорогов и лесных азиатских слонов, тапиров, оленей, увидеть тысячу видов орхидей, но бесконтрольная вырубка джунглей, начавшаяся в конце 19 века, привела к тому, что теперь, похоже, редкие экземпляры остались только в зоопарках и других охраняемых природных зонах. В джунгли Сукау мы не углублялись, плавали вдоль них на лодке, но нам удалось понаблюдать за огромными ящерицами, распластавшимися по стволу дерева, прыгающими по деревьям макаками и пробоскисами.  Пробоскисы водятся только в одном месте на Земле, и вот нам посчастливилось тут побывать! На ночь остановились в лодже – лагере, сравнимом с подмосковным домом отдыха на берегу реки. К услугам отдыхающих здесь был небольшой набор настольных игр и бильярд. Купаться здесь, правда, не рекомендуется – река богата крокодилами. Небольших экземпляров мы видели на ночной лодочной прогулке, а говорят, что водятся и шестиметровые. Но все дикие животные, включая крокодилов, боятся людей, поэтому увидеть их вблизи жилья практически невозможно. На ночной прогулке нам повезло увидеть сов и птиц невероятных окрасок.
 

Возвращение в Сепилок увенчалось еще одним посещением «Orangutan Rehabilitation Centre», теперь уже с утренним кормлением бамбуковыми палками. В запасе оставалось время и нам удалось сфотографироваться на фоне гигантских листьев диковинных растений.  Экскурсия закончилась на автовокзале в Сандакане, и довольно скоро мы уже очутились в багажнике Toyota Landcruiser в пути на Семпорну. Впереди сидели еще пять человек. Жара стояла несносная, кондиционер в машине отсутствовал. А за окном тянулись бескрайние однообразные плантации масличной пальмы, обвитой ротаном. На всем протяжении пути до Семпорны джунглей больше не было – они давно расчищены под пальму. Кроме того, что пальмовое масло Малайзии идет на экспорт для пищевой промышленности всего мира, из него производят особую добавку к дизельному топливу, так называемое биодизельное топливо, что позволяет значительно сократить расходы на дорогостоящие нефтепродукты. Новое горючее не требует модификации оборудования и является экологически чистым. Неудивительно, что плантации пальмы планируют только расширять.

В меньшем количестве (иначе бы мы заметили) в Малайзии выращивается гевея–каучуконос, гуттаперча-нос, из которой делают мячи для гольфа, банановые пальмы (их мы, правда, видели), рис (ротан наверно специально не выращивают); добывается нефть и 1/3 олова мира.

Leave a comment
 

Если бы не было пограничных постов между Сингапуром и Малайзией, после пересечения границы вы бы все равно почувствовали, что находитесь в другой стране. Пока ехали по территории Сингапура, все вокруг выглядело аккуратно и ухоженно, пересекли границу – все стало намного проще. Здесь не увидишь гор мусора и нищеты, но сразу видно: страна – большая, за всем не уследишь.

Кота-Кинабалу.

Совершив короткий перелет на ярко-красном самолете авиакомпании «Air Asia», мы оказались на севере острова Борнео (Калимантан) в городе Кота-Кинабалу, штат Сабах. Немного пошатавшись по городу, мы увидели Южно-Китайское море, с которым уже знакомы по прошлогоднему Вьетнаму. Успев соскучиться по морю, выбор вечернего общепита остановили на одном из многочисленных кафе на набережной, а выбор блюда и напитка – на огромных креветках и Tiger beer. С пивом тут особо не разгуляешься – дорого, большинство жителей страны – мусульмане.

На постой в городе Кота-Кинабалу у нас было отведено целых три дня, но в самом городе потешить глаз нечем, поэтому было решено на следующий же день отправиться на какой-нибудь остров.

А чтобы отправиться на остров, в первую очередь нужно было поменять деньги. Это оказалось довольно сложной задачей и на поиск банка или хотя бы обменника ушло немало времени. Это занятие приковало мое внимание к банкам, в названии которых есть слово “Islamic”. В 90-х в Малайзии был создан первый международный исламский банковский рынок. Исламские финансовые учреждения, в том числе банки, функционируют на основе принципов шариатского права и исламских принципах ведения дел. Наиболее известный принцип их деятельности – запрет шариата на взимание процентов, а также принципы “halal” (дозволено) и “haram” (запрещено).

Поменяв деньги, мы отправились на морской вокзал. Впервые мы увидели малайских зазывал: они старались перекричать друг друга – ведь катера и лодки принадлежат разным компаниям!

Катер высадил нас на берегу живописного холмистого острова Манукан. Вода у берега была маняще бирюзового цвета. Сразу бросилась в глаза табличка «Купание на ваш риск». На протяжении всего путешествия по Малайзии мы видели много вариантов таких табличек на любое, даже самое безобидное действие. Традиционно на острове расположилась симпатичная гостиница, но я об этой традиции еще не знала, и на новенького она показалась экзотичной, ведь сообщение с цивилизацией там только морское! Здесь я впервые увидела «ходячее дерево» или дерево с толстыми ходульными корнями. Состоялось и первое знакомство с джунглями, когда мы стали взбираться вверх по краю «дождевого леса». Огромный варан не меньше метра в длину, пересекающий тропинку в каких-то 10 метрах от нас, заставил замереть на месте! Потом мы заметили лесного краба, тащившего на себе большую раковину. Даже и не догадывалась, что существуют крабы, которые живут в лесу, вдали от моря! А вот что роднит «тропический дождевой лес» с другими лесами мира – так это количество комаров. Поэтому из взятых с собой вещей наибольшей популярностью пользовался репеллент и плащи-дождевики.

Ужинать пошли в уникальное место, напоминающее типичный крытый московский рынок. По периметру расположены аквариумы в три-четыре яруса – у каждого ресторана свои.  Середина заполнена столиками со скатертями разных цветов – у каждого ресторана свой цвет скатерти, а прямо в центре расположена сцена. Естественно здесь тоже наперебой зазывают в «свой» ресторан. В аквариумах томятся огромные рыбы, даже маленькие акулки, различного размера и вида моллюски в ракушках, устрицы, крабы, огромные креветки (каждая в пластиковой бутылке емкостью 0,5 л) и лобстеры. Все это можно заказать в любом количестве и ассортименте, а также в любом, пригодном для употребления, виде. Несчастных обитателей моря  вылавливают из аквариумов, безжалостно кидают на весы, а потом уносят на кухню. Кто знает, может быть в будущем нам и нашим потомкам уже не удастся отведать подобных даров моря, когда их всех переловят в угоду иностранным гурманам…

А на сцене группа молодых людей, одетых в расшитые костюмы, исполняла национальные танцы под ритм гонга и барабанов. Танцоры демонстрировали самый популярный танец дусунов – танец самаза, в котором пары плавно движутся на носках, а их руки раскачиваются, словно крылья птицы, танец даяков Калимантана – воинственный мужской танец, имитирующий схватку двух или нескольких пар воинов в полном боевом снаряжении, и другие танцы. Можно было попробовать станцевать с ними, лопнуть шарик, дунув из боевого орудия дротиком, ну а потом конечно сфотографироваться со всем танцевальным коллективом.

На следующий день, мой день рождения, мы поехали в Национальный парк Кинабалу. В переводе с малайского «кинабалу» означает «китайская жена». Можно было совершить восхождение на гору Кинабалу, но мы решили сэкономить время. Ну, может, и не жить нам по сто лет, как того обещает легенда, распространенная среди покоривших гору, но мы подумали, что и у нас на Родине хватает омолаживающих природных объектов. По дороге остановились у сувенирных рядов, как потом выяснилось, самых лучших, из тех, что мы видели раньше и позже. Там можно было купить всякие настенные деревяшки, национальные музыкальные инструменты, например, деревянный духовой инструмент серунай и другие штучки. Жаль только, в этот день остаток наличных ринггитов снова забил тревогу.

Ботанический сад Кинабалу представляет собой джунгли с дорожками для посетителей, различными цветущими растениями и табличками с латинскими названиями. Тут можно увидеть редчайшие виды орхидей, цветы-кувшины, поедающие насекомых и бабочек, алый гибискус, какие-то красные шишки, растущие прямо из земли, всякие лианы, обвивающие стволы деревьев-великанов с гигантскими ребристыми выступами у подножия, которые обеспечивают деревьям устойчивость. Высоко на таких деревьях проложен маршрут в виде подвесных мостов от дерева к дереву большой протяженности (Canopy Walkway). Где еще встретишь такое?! Спускаясь вниз, мы опять окунулись в экзотическую флору кустов с ярко-синими ягодами, растений напоминающих гигантские початки кукурузы и листьями, в человеческий рост каждый. И конечно же повсюду встречается мощнейший бамбук, какого даже во Вьетнаме не увидишь. А внизу, благодаря горячему источнику, расположился спа-центр “Poring Hot Springs”. В своих открытых купальниках среди мусульманских семей, мы, конечно, выглядели «белыми воронами», но удовольствие от чередования горячей ванны с холодным бассейном получили.

На обратном пути мы заехали в одну деревеньку у леса, где нам пообещали аленький цветочек. Растение с самым большим цветком в мире – раффлезия, по цвету цветка и крапинкам на лепестках больше всего напоминает мухомор.  Это – растение-паразит с цветком, по меньшей мере, 60 см в диаметре, которое питается соками из корней лиан. Круглая сердцевинка утоплена и источает запах, привлекающий мух, которые ее опыляют. На этот цветок стоит посмотреть даже за 20 ринггитов!

По дороге домой остановились у рынка и купили на пробу непонятного свойства фрукты, названия которых не говорили ни о чем: одним словом – зеленые с белой мякотью и коричневые чешуйчатые.  На вкус они оказались весьма специфическими.

Следующий день был посвящен сплаву по широкой, сильно порожистой реке Sungai Padas. Рафтинг включал в себя проезд из Кота-Кинабалу в Бофорт на микроавтобусе, из Бофорта в сторону Тенома на поезде, далее сплав на лодках по течению и обратный путь по железной дороге. Это было самое романтичное приключение в Малайзии! Романтика заключалась в том, что:

- наш сказочный поезд состоял из трех ржавых вагонов с окнами без стекол; вагоны чередовались с открытыми платформами, на которые погрузили сумки со снаряжением, автомобиль, гусеничный трактор, и всех желающих (мы были в их числе). Стоит ли добавлять, что дорога – узкоколейная, с одним путем, и поезд управлялся маленьким допотопным тепловозиком?

- Железная дорога пролегала через глухие джунгли, в гуще которых можно было увидеть редкое жилье, далекое от современной цивилизации. Наш гид сказал, что в семьях местных жителей по десять детей. Если кому-нибудь вдруг понадобится профессиональная медицинская помощь, то перевезти нуждающегося можно только на этой самой «электричке», которая ходит от силы три раза в день и только днем, конечно. Автомобильного сообщения там нет.

- Инструктаж проводился под проливным дождем.

- На последнем пороге я вылетела из лодки и уже мысленно попрощалась со своими ярко-розовыми тапками и веслом, которое мешало мне забраться в лодку, но наш мужественный гид нырнул в воду и поймал тапки, расколов при этом свой шлем, так что его отдельные части разлетелись и уплыли в разные стороны. И весло чудесным образом оказалось внутри.

- Наш берег был относительно пологий, а противоположный – с горами, сплошь покрытыми лесом. Эх, красота! Если бы гид не сказал, то, может быть, мы бы и не заметили следов лесных пожаров.

- Мы должны были быстро переодеться и поесть, чтобы успеть на обратную «электричку» и занять место «open air».

Если для нас это небольшое путешествие было развлечением, то местные жители, нагруженные тяжестями, вынуждены ездить по делам на этом поезде, который уж точно не ходит по расписанию, приколоченному к стене на вокзале.

1 comment or Leave a comment

Прилет в город-страну Сингапур пришелся уже далеко на вторую половину дня, а план дня, во что бы то ни стало, нужно было выполнить. И время побежало слишком быстро, чтобы стоять с разинутым ртом и анализировать наблюдения.

Первым делом мы, конечно же, попали в здание аэропорта Чанги, весь пол которого устлан приятным синим ковролином, поглощающим гулкий стук шагов. Пешеходная лента-конвейер не столько помогла сократить время, сколько доставила удовольствие как аттракцион. Кстати, аэропорт в Сингапуре появился не на пустом месте – его предшественницей была авиабаза Королевских военно-воздушных сил, которую потом расширили и превратили в международный аэропорт.

На выходе из аэропорта лучезарной улыбкой встречала услужливая распределительница такси. Позже мы заметили, что улыбка и готовность помочь читается на лицах всех местных жителей, к которым ты обращаешься. Дружелюбие вообще, пожалуй, свойственно жителям Юго-Восточной Азии, но вежливость и улыбчивость сингапурцев одновременно с ростом благополучия страны и не без вмешательства ее авторитарного руководства стала частью образа их жизни.

Еще одно наблюдение за три дня, в общей сложности проведенных в Сингапуре – шикарное владение сингапурцами английским языком. Многие жители общаются на английском между собой. Дело в том, что в Сингапуре никогда не существовало единого языка: наиболее распространенными национальными языками являются китайский, малайский и тамильский (язык индусов), но как же их носителям понять друг друга? Поначалу английский язык сделали обязательным предметом в национальных школах, а национальные языки – в английских школах. Потом ввели обучение на английском языке в университетах, а затем и в школах.

Вдоль дорог по пути в гостиницу живописно раскинулись пальмы, аккуратно подстриженные газоны. Пальмы и так непривычны нашему глазу, но зелень здесь выглядит особенно ухоженной. А ведь еще полвека назад ничего подобного не было. Правительство Ли Куан Ю решило облагородить территорию – избавиться от мусора, посадить растения. Хотя это не так легко было сделать: из 8000 видов растений, завезенных с жарких континентов – в том числе Африки и Южной Америки, в сингапурском климате и кислой почве прижились только 2000. И их вполне хватило для украшения города. Немало времени ушло и на то, чтобы люди начали бережно относиться к природе, перестали топтать газоны, сорить вокруг. Для этого правительство принимало определенные меры: например, в 60-х годах началась кампания против сплевывания – через школы и СМИ распространялись сообщения, что сплевывание потворствует распространению различных болезней, например, туберкулеза.  Апогеем борьбы за чистоту стал запрет на жвачку в 1992 году: оттирать жвачку – слишком дорогое удовольствие для госбюджета.

Скоро показались головокружительной высоты небоскребы. В отличие от Куала-Лумпура здесь наблюдается плотная застройка высотными зданиями. Все правильно: при дефиците места где-то нужно размещать все возрастающее число банков, вузов, НИИ и офисов компаний. Можно ли представить, что до середины прошлого века на улицах Сингапура паслись коровы и козы?

Ну, вот мы вышли выполнять план. Отыскали метро, потом автобус до Сентозы. Уже стремительно смеркалось, и красоту этого живописного островка мы не смогли оценить в полной мере. Зато лазерное представление Magical Sentosa Show в ночном небе было впечатляющим. Это был целый спектакль с песнями. Декорацией служили деревянные домики на сваях. А полотном для лазерных картин – напускной дым (или пар).  Мы так и не поняли, как это сделано – лазерные персонажи как будто нарисованы цветными мелками, но при этом они двигались и менялись. Прибавить к этому великолепно подсвеченные неожиданно возникающие фонтаны и сумасшедший фейерверк – вот полная картина шоу! Еще впечатлили дорожки из лампочек, меняющих цвета, внутри дорожного покрытия.

37-метровый монумент «Мерлион» - белого льва с хвостом русалки, мы, честно говоря, в темноте не разглядели, но он и не является исторической ценностью Сингапура. «Мерлион» - это рекламный знак, придуманный для развития туризма кинопромышленником Ранмом Шоу из компании «Шоу Бразерс» (позднее он возглавил Агентство по развитию туризма). Мерлион присутствует на сувенирах и подарочных коробках конфет.

Обратный путь на остров Сингапур было решено проделать на фуникулере. Да, да – именно остров. Город-государство Сингапур расположено в основном на острове с одноименным названием и занимает еще несколько соседних островков, в том числе Сентозу. Согласно легенде некий потомок махараджей Шривиджаи (могущественная морская держава 8-14 веков в Юго-Восточной Азии) по имени Шри Три Буана во время охоты на архипелаге Риау увидел вдали остров «с песком белым, как ткань». Шри Три Буана и его свита переправились на остров и встретили там зверя с телом красного цвета, черной головой и белой грудью. Они решили, что увидели льва. Шри Три Буана основал на острове город и назвал его в честь увиденного им зверя Сингапурой – Городом льва. Остров в Средневековье назывался Тумасик.

Фуникулер пронес нас высоко над водами Сингапурского пролива и плавно опустил на набережной. Ночной Сингапур сверкал разноцветной иллюминацией. Мысль об ужине погнала в центр города. То, что мы ели, сидя за столиком на набережной, в Москве или недоступно, или не водится вовсе – чипсы из осьминожек, гигантские креветки, жареный рис с соленой рыбой. Последнее блюдо встречалось потом почти во всех ресторанах Малайзии, и я подумала, что оно - одно из немногих национальных малайских блюд.

А с противоположной стороны набережной периодически раздавались истошные вопли. Дело в том, что там работает экстремальный аттракцион “Bungy X-Max”: к двум 30-метровым рогатинам на канатах прикреплена капсула, состоящая из трех посадочных мест и нескольких металлических перекладин. Для остроты ощущений на несчастных еще напускается пар и в неожиданный момент капсула с ними резко выстреливает вверх на 60 метров в высоту с ускорением до 200 км/ч. Затем она падает вниз, произвольно переворачиваясь. Второй тренажер для нервов – еще экстремальнее: капсулу с людьми сначала медленно поднимают вверх высоко над деревьями, как будто невидимая рука держит за шкирку, а потом неожиданно отпускают, и капсула свободно падает вниз. В тот вечер мы не рискнули, оставили на потом.

Когда уже на обратном пути из Малайзии мы вновь оказались в Сингапуре, мы опять оказались рядом с Bungy X-Max. Более страшного аттракциона в моей жизни еще не было!  Мы решили взять оба аттракциона, чтоб уж по полной программе. После первого ноги подкашивались. Второй – с виду хотя и более мирный, но на деле еще страшнее. Страшно становится уже при плавном подъеме вверх, когда на глазах объекты на земле становятся микроскопическими. При этом кольцо дергать пришлось самим - это усилило эффект. Затем последовало свободное падение вниз, дыхание перехватило и даже вырвавшийся, было, крик куда-то пропал. В голову пришла мысль, что если на меня кто-нибудь нападет, я от страха даже закричать не смогу.

Обязательным пунктом программы в Сингапуре стояла дегустация знаменитого коктейля «Сингапур Слинг» в фешенебельном отеле «Раффлз». Именем Стемфорда Раффлза в Сингапуре названо много мест: улица, отель, торговый центр и, в конце концов, растение с гигантским цветком – раффлезия Арнольда также названа в его честь. В 1819 году Томас Стемфорд Раффлз, служащий английской Ост-Индской компании (после завоевания англичанами острова Ява – его губернатор) «купил» у султана Джохора от имени компании небольшой остров Сингапур. Через семь лет остров Пинанг с провинцией Уэлсли, Малакка и Сингапур были объединены в английскую колонию Стрейтс-Сетлментс (Поселение у пролива). В 1846 году к ней был присоединен остров Лабуан, отобранный у Брунея. В те времена в Сингапур переселилось много китайцев и индусов, потому что здесь образовались более благоприятные условия для проживания и заработков. А вообще остров издревле служил торговым портом, благодаря своему местоположению.

В Сингапуре есть статуя Раффлза (мы, правда, ее не видели). Эту статую собирались убрать в знак независимости от англичан, но по требованию премьер-министра Ли Куан Ю она была оставлена как памятник основателю торговой колонии.

Так вот от дегустации в отеле «Раффлз» пришлось отказаться в виду неподобающего внешнего вида, и она была перенесена в другое место – в район Кларк Ки (Clarke Quay).  Там направо и налево - одни кафешки, а дома соединяет стеклянный купол – вроде с одной стороны улица, а с другой стороны – помещение. Посреди этой улицы-помещения – фонтан, причем никак не отгороженный, представьте! Можно было пройти сквозь него беспрепятственно, но едва ли остаться сухим.
  Там же расположилось кафе «Клиник» со стульями в виде плетеных инвалидных колясок. Прикольно!

А коктейль «Сингапур Слинг» ничего особенно из себя не представляет – сладенький такой, розового цвета, со вкусом джина и гренадина. Так что, задаваться целью попробовать его, совсем не обязательно.

Наша следующая цель – сингапурский зоопарк. Билеты у нас были сразу на два посещения зоопарка: днем и ночью. Зоопарк потряс величиной территории и обилием зелени. Растения высажены образцово и некоторые из них я видела впервые. Очень красиво.

Коллекция животных тоже потрясает: львы, белые тигры, леопарды, гиены, малайские черные медведи, тапиры, жирафы, антилопы, кенгуру, парнокопытные, бегемоты, носороги, крокодилы; из обезьян –  разные виды макак, гамадрилы, мандрилы, пробоскисы, орангутанги.  Вот несколько приметных сцен. Слон хоботом рисует цветы на мольберте. Морской котик за мелкую рыбешку целует посетителей в щечку. 
Орангутанги с удовольствием позируют фотографам на открытой площадке.  Многих животных уже почти не осталось в живой природе, хотя некоторые из них некогда жили в здешних краях. Белым медведям жарковато: несмотря на искусственное поддержание холода, условия далеки от родных. Нехищные животные и птицы свободно перемещаются по территории или находятся за символическими ограждениями. Так можно понаблюдать за летучими лисами, грызунами, белками, лемурами без всяких помех.  Многие представители животного мира свободно разгуливают по дорожкам, так что можно нечаянно наступить на хвост павлину или игуане.  Хищники, конечно, отделены от посетителей зоопарка, но, например, от леопардов зрителя отделяет лишь толстое стекло и, если посчастливится, хищная морда приблизится к стеклу вплотную. Что отрадно, что каждый вид животных представлен здесь целой колонией.

Ночной сафари мало похож на дневной. Некоторые животные являются ночными охотниками и днем их не застать, поэтому вечером в зоопарке открыты другие дорожки. Таблички с названиями и фотографиями животных подсвечиваются. Из-за темноты и дождя мы увидели не всех. Животные, как и люди не любят дождик и стараются от него укрыться. Зато мы покатались на трамвайчике и прослушали интересную экскурсию. Издали посмотрели, как ругались две львицы, пока лев на них не рявкнул. Проехали мимо стада травоядных, которые кормились вдоль дороги без всяких ограждений.

В тот же день мы побывали в индийском квартале («Маленькая Индия») с заходом в индийские магазинчики и индийский ресторан. Из того, что мы заказали, больше всего мне запомнился Ice tea masala с сахаром и молоком, а понравилась - острая жареная рыба.

На следующий день мы побывали в Китайском Квартале, посетили там красивый буддистский храм (во время службы) с вазами вдоль стен, со входом и выходом с противоположных сторон, и пообедали в китайском ресторане, но прежде испытали сложности с поиском пункта обмена валют. Кое-где наличные деньги были нужны, хотя в Сингапуре они постепенно становятся рудиментом. Зато пластиковой картой можно расплатиться практически везде: в магазинах, в зоопарке, в музее, в такси.

Китайский квартал с его разукрашенными домиками и сувенирными лавочками  - чисто туристическое место.  Кстати, в некоторых лавочках торгуют чем-то невероятным: какими-то чаями, конфетами непривычных форм и оберток, сладко-острым жареным мясом и подвешенными пучками полупрозрачных сосисок. В прошлом вся торговля и общепит в Сингапуре располагался прямо на обочинах дорог и тротуарах, но в ходе мероприятий за чистоту лоточников переместили в специально оборудованные центры с проточной водой, канализацией и мусоропроводами.

Посетили еще музей азиатских цивилизаций, но меня, как неспециалиста, к тому же еще с примитивным знанием английского, музей утомил довольно быстро. Хотя в помощь посетителям повсюду установлены терминалы с экранами, с которых улыбающееся интеллигентное лицо рассказывает о каком-нибудь рядом стоящем экспонате.

Последние два дня в Сингапуре мы жили в хостеле легендарной, воспетой  группой Village People Ассоциации молодых христиан (Young Man Christ Association, сокращенно YMCA). В холле хостела всегда умиротворенно звучали рождественские песни. Повсюду встречались правила поведения, особенно мне понравились две таблички с картинками: “no smoking” и под ней “no durians”. На крыше расположился большой не пользующийся популярностью бассейн, которым мы пользовались регулярно. Во время завтрака мы заметили, что постояльцы хостела в массе своей далеко не молодые. Не все молодые могут позволить себе здесь даже хостел: Сингапур – дорогой город. Зато завтрак здесь был очень достойный (в шведском столе помимо прочего были дамплинги с креветками и пирожные из тонкого теста с куриной начинкой).

Выполнив программу максимум, мы вновь оказались в трехтерминальном аэропорту Чанги, попрощались с улыбчивым пограничником, на стойке у которого к услугам пассажиров стояла вазочка с конфетами, попили пивка под душевную живую музыку и на следующий день 19 января 2008 года снова закутались в куртки, шарфы и шапки.

 
Leave a comment